?

Log in

No account? Create an account

Современная архитектура

Previous Entry Share Flag Next Entry
14 небоскребов рядом с Крокус-сити
legantmar
Источник
Источник
Компания Араса Агаларова запустила новый амбициозный проект рядом с Crocus City, который в случае успеха станет вторым столичным кварталом небоскребов после «Москва-Сити». Первая очередь площадью 237 тыс. кв. м должна быть построена до 2015 года, а инвестиции в нее достигнут 3 млрд долл. Планируется, что до этого времени будет возведено три небоскреба — офисный, жилой и отеля Holiday Inn на 1 тыс. номеров. Эксперты сомневаются в необходимости строительства стольких офисных площадей на МКАД.
Всего на 66-м километре МКАД могут построить 14 небоскребов общей площадью около 1 млн кв. м.

В первую очередь войдут в строй три башни, среди которых 51-этажный офисный небоскреб площадью 137 тыс. кв. м, жилой апартаментный комплекс (50 тыс. кв. м), а также отель Holiday Inn на 1 тыс. номеров (81 тыс. кв. м), который станет крупнейшим в Европе. «Всего в проект планируется вложить 3 млрд долл., — рассказал Агаларов-младший. — Частично это будут собственные средства компании, частично их в качестве кредита предоставит Сбербанк». Завершить первый этап планируется в 2015 году.

Концепция комплекса создавалась собственным архитектурным бюро Crocus International совместно с американским Kling Stubbins. Предполагается, что жилая часть комплекса будет состоять из 500 апартаментов площадью от 60 до 135 кв. м. Не обойдется и без ресторана, фитнес-центра, SPA и паркинга на 900 машино-мест. Все три небоскреба объединят трехэтажной стилобатной частью.

26649
Прочитал интервью с Арасом Агаларовым, которое он дал накануне газете Ведомости, проникся уважением. Человек любит свое дело (строительство) и разбирается во всех аспектах.
Жалко только строителей приморского края которых пришлось распустить (а это 10000 человек).. но обо всем читайте ниже:

26649

26649

26649

26649
Арас Агаларов
, президент «Крокуса», — личность не публичная, но широко известная. Он занимает 1-е место в рейтинге владельцев коммерческой недвижимости России по версии журнала Forbes, и именно его российское правительство пригласило спасать ситуацию со стройкой к саммиту АТЭС. В интервью «Ведомостям» Агаларов рассказал, как он построил объекты к саммиту досрочно с помощью мексиканских рабочих и китайских заводов. И почему не хотел бы ввязываться в большие государственные проекты.

— С июня табло над вашим столом показывает ноль часов до саммита АТЭС. Почему?

— Потому что мы все закончили к сроку, к которому должны были закончить. По основному контракту построили Дальневосточный федеральный университет на 940 000 кв. м, общежития и проч. Вдогонку нам добавили медицинский и реабилитационный центры и здание полиции. В прошлом году, когда на острове был Дмитрий Анатольевич [Медведев], он задал резонный вопрос: где будут жить те, кто эксплуатирует университет? Ответа не поступило. Он сказал, что надо построить общежитие площадью 60 000 кв. м на 1700 комнат.

— Сколько вы занимались этим проектом?

— В июле было три года.

— В какую себестоимость уложились?

— Можно подсчитать. Само строительство университета — это 43 млрд руб. Плюс корпуса, улично-дорожная сеть — 20 км дорог по острову, мусороперерабатывающий завод, опреснители, очистная установка, благоустройство парковой зоны, инженерия и т. д. — суммарно получилось около 70 млрд [руб.]. Остров тяжелый: скала, сопки, перепады высот — до 60 м, где-то надо было скалу срезать, где-то подсыпать. Дорогу мы построили дешево — около 200 млн руб. за 1 км.

— 70 млрд — это рублей?

— За $70 млрд я бы «новую Москву» построил.

— Вам предлагали?

— Нет. Я сказал однажды в каком-то интервью, что я работаю строительной даже не «скорой помощью», а реанимацией. Когда уже сроков никаких нет, тогда обращаются ко мне.

— Дорогу строили сами?

— Все сами.

— С дорогами как-то неловко вышло к саммиту АТЭС (в июне размыло трассу, построенную специально к мероприятию).

— Это не наша дорога, там были другие подрядчики. У нас были мелкие субподрядчики, но все, что связано с трамбовкой, укладкой, виброукатыванием, проливом, — это делали сами. Мы купили три асфальтовых завода, асфальтоукладчики.

— Где купили?

— Один — в России, два — в Китае. Китайские оказались лучше. И ближе: пять дней — и все подъезжает [быстрее].

(Разворачивает карту острова.) Посмотрите, набережной не было в техническом задании. Я ее сам придумал и реализовал. Как построить университет без набережной? Кроме того, там дожди, сели. Мы сделали дренажную систему, водоприемную ливневую канализацию — вода собирается в пруды, где очищается и выпускается в океан.

— Каково строить на таком удалении от Москвы?

— Очень сложно.

— Еще раз ввязались бы в такой проект?

— Не хотел бы.

— А в чем основная проблема — управление, коммуникации, отсутствие ресурсов?

— Это остров. Очень сложной была мобилизация [людей, техники] на острове, на котором не было никаких инженерных коммуникаций и дорог.

— А с таможней проблем не возникало?

— Слава богу, в свое время, когда там был первый раз председатель правительства Владимир Путин, он дал поручение таможне — я просил об этом — выделить таможенный пост непосредственно на о. Русский, чтобы мы могли подходящие суда сразу растаможить. Это было сделано и принципиально решило задачу.

Если вы завозите, например, минвату, нужны сертификаты. Минвата с внутреннего рынка уже сертифицирована, но едет дольше. Это палка о двух концах. Одной только минваты, без преувеличения могу сказать, использовали 1000 контейнеров. Дверей купили более 30 000, лифтов — 200, светильников — 300 000, мусорных ведер — 20 000, 5 млн кв. м гипсокартона. Все привозили.

— Как вы помните такие мелочи?

— Я же строю.

— Как вы таким сформировались?

— Жизнь заставила. Напряженная ситуация. Потому что мы строимся на кредитные ресурсы и не на продажу, а для себя. Должна быть окупаемость. «Крокус сити молл» мы построили за $60 млн, а можно было за $160 млн, с точки зрения дальнейшей окупаемости и эксплуатации это две большие разницы. Экономили каждую копейку. Это тренировка годами. Одно здание, второе, третье, пятое — и вот вырабатывается такой стиль.

— Что было на острове до вас?

— Там было очень много энцефалитных клещей. Перед первым приездом все сделали прививки от энцефалита, неприятные, тяжелые. Когда по тем чащам ходили, к вечеру все были в клещах. А сейчас их нет. Клещи умные — когда появляются люди, они уходят.

Приезжали к нам представители американского консульства. Они ходили с представителем нашей службы безопасности. По их физиономиям на фотографиях можно понять, что они просто в шоке от увиденного. Выходили статьи, что мы используем рабский труд, и они приехали посмотреть, так ли это. Я сказал: пусть походят, посмотрят на рабов, которые получают от $1000 до $2000 в месяц.

— А «рабов» откуда завозили?

— Из Турции, были филиппинцы, мексиканцы, которые вообще получают отмороженные деньги.

— Почему мексиканцы?

— В Америке все озеленение делают мексиканцы. Они по этой части чемпионы мира. Наши трактористы не всегда знают, что у бульдозера скорости переключаются, как на машине, и они ездят со скоростью 3 км/ч. А у мексиканцев трактора эти бегают, словно мерседесы. И производительность на одной и той же технике в 3 раза выше. А зарплата — больше в 2 раза. Если россиянин получает 50 000 руб., тот просит 120 000 руб., а работы выполняет в 3 раза больше. Трактор дорогой — $700 000, мы его тоже покупали… В лизинг. Это дешевле, чем брать в аренду.

— Вы столько всего накупили, чтобы построить университет на Дальнем Востоке. Дальше что будете со всем этим хозяйством делать?

— Использовать на своих стройках. Такой трактор, как D9 «Катерпиллер», сдается, если не ошибаюсь, за $3000 в день — во Владивостоке во всяком случае. А продается за $700 000. Он будет работать три года, это $900 000 только за год, а три года — это три цены, если брать в аренду. А так мы его берем в лизинг, он работает три года, потом продадим его за полцены. То есть потеряем всего $300 000, а так потеряли бы $2,4 млн — вот и вся разница.

— Все строители умеют так считать?

— Я в школе был таким. У меня были особые способности к геометрии, математике, физике. Имя-отчество я запомнить не могу, а телефонный номер — пожалуйста.

— Есть разница — здесь вы строили для себя, там работали на государство? Как себя ощущали в качестве господрядчика?

— Ощущали необычно. Здесь, если мы работаем со Сбербанком на кредитные ресурсы, друг друга понимаем с полуслова. Мы предоставляем им смету, они оплачивают, они знают, какой у нас будет результат. А на о. Русский у нас Минрегион был заказчик, у него другие критерии оплаты выполненных работ. Форма КС-3, КС-1, КС-2, куча форм.

Ближе к концу стройки у нас начались проблемы с финансированием. Но в самом начале — и это было не совсем понятно — нам дали огромный аванс: 10 млрд руб. Хотя можно было бы обойтись меньшей суммой. Но они, видимо, себя знают, знают, что потом будут недоплачивать, вот и решили выдать аванс. А потом надо подписывать форму КС-2, КС-3, и тут началось. «Окна стоят?» — «Стоят». — «Где сертификат на окно?» Принесли. «Дайте теперь сертификат на стекло, дайте на уплотнитель». И пока ты все сертификаты не соберешь, они окна — а их там 100 000 кв. м — не принимают. И так по всему: фасадные системы, слабые токи, диспетчеризация и проч. Технадзор подписал? Если нет, оплаты не будет. Такая карусель длится три года. Всего для окончания стройки надо предъявить 20 кубометров документов.

— В чем ваша выгода от участия в проекте?

— Имиджевые дивиденды. Никто не мог сделать, а мы сделали, нам поручили, и мы справились.

— Это важно?

— Я думаю, наверное, это для любого человека важно. Никому же город не доверили строить, а мне доверили. Финансовых дивидендов у нас, я думаю, и не будет. Потому что возникает много новых вопросов и старых хвостов. У строителей есть такое понятие — концевая ведомость. В нашем случае она просто невозможна.

— Дальневосточная история сильно отвлекла вас от московских дел?

— Я все здесь остановил. Проект «Крокус сити» — я сейчас покажу. (Открывает буклет с проектом.)

— Выглядит как «Москва-сити».

— Будет значительно лучше. В московском Сити не сформирована городская среда, там нет нулевой отметки. Здания на разных уровнях, на разных высотах, нет стилобатной части. Когда 200-метровое здание стоит в пол, человек рядом с ним превращается в муравья. И это действует на психику. Должна быть стилобатная часть на высоте 3-4-го этажа, и небоскреб до определенного этажа ты просто не должен видеть. За счет этого формируется улица. В Нью-Йорке законодательно запрещено строить новые небоскребы без стилобатной части. Я этого не знал, но сделал макет именно таким.

— Объем застройки не планируете уменьшать?

— Мы не самоубийцы, мы не будем строить столько, чтобы к нам невозможно было проехать.

— К вам уже невозможно проехать.

— На метро можно. На машине — наши въезды и выезды не останавливают движение. Потому что мы расширили МКАД в районе «Крокуса» до 7 м. И у нас есть разгонно-замедлительные полосы, чего нет нигде на МКАД. Мы это сделали и в «Крокусе», и в Vegas.

Дороги — беда всей Москвы. Мы здесь планируем еще две дополнительные дороги, две эстакады, и сейчас я пытаюсь их решить. Одна должна быть с Новой Риги до «Крокуса» с внутренней стороны МКАД, всего 3,5 км. Две полосы. Не надо здания сносить, что-то ломать. Надо просто тащить дорогу и, если она пересекается с перекрестком, поднимать ее на эстакаду. А второй выезд мы планируем сделать сразу на Волоколамку.

— Вы должны согласовывать с городом?

— С городом, с областью. Мы можем частично принять участие в финансировании.

По объемам застройки пока планы такие: мы строим здесь [в Мякинине] две гостиницы, одна Holiday Inn на 1050 номеров, у второй, 4-звездочной, пока не определились с оператором. Строим небольшие апартаменты по 50-80 кв. м, в которых будет гостиничное обслуживание. Есть компании, которые в «Крокус экспо» принимают участие в 3-4 выставках и хотели бы здесь же арендовать апартаменты на год-два.

— Гостиницы тоже внутренний спрос обслуживать будут?

— Конечно. Гостиница «Аквариум» на территории «Крокус экспо» перегружена. Я часто сам там размещение обеспечиваю. Половина номеров смотрит на реку, а половина — во внутренний двор выставки: ночью там монтаж, утром демонтаж — представляете, как интересно. Так эти номера заполнены на 100% во время выставок.

— Офисных площадей сколько планируете?

— В первом здании — около 100 000 кв. м. Вся первая очередь — четыре здания: две гостиницы, офисное и апартаменты. А дальше будем смотреть. Параллельно строим парковку почти на 10 000 машино-мест, она будет обслуживать и выставки, и всю территорию. И под всеми зданиями запроектированы двухэтажные парковки — это само собой.

— На какой офисный спрос рассчитываете?

— Думаю, тоже на внутренний. Например, у итальянцев есть желание взять в аренду первый павильон «Крокус экспо» и сделать постоянно действующий шоурум итальянских марок. Предлагают 500 евро за 1 кв. м — нормальная цена для аренды офиса. Есть ряд банков, представительств компаний, которые хотят у нас находиться.

— Сейчас территория «Крокус экспо» живет от выставки к выставке?

— Пересменок у нас 1,5 месяца зимой и 1,5 — летом. Спокойно только в эти месяцы. У нас, наверное, самый загруженный выставочный центр в мире: проходит более 200 мероприятий в год. Обычно в выставочном центре одно мероприятие в месяц, у нас бывает по 5-20.

— Почему такой спрос?

— В России была хроническая нехватка выставочных площадей, которую мы минимизировали, насколько смогли. Пока хватает, но через 5-10 лет, если мы что-то здесь не придумаем, у нас будет проблематично с площадями. Может быть, снесем первый павильон и построим на его месте 3-этажный или надстроим третий павильон, добавив еще 50 000 кв. м.

Выставочный центр построен удобно — это говорят все участники. Я был арендатором на выставках, был строителем выставок, сам устраивал выставки, и я сам этот выставочный центр проектировал. Когда человек сам для себя что-то шьет, знает дефекты фигуры, знает, как костюм должен на нем сидеть, — это всегда лучше, чем сделает любой портной.

— Как вы получили эту площадку?

— Мы ее купили в 1999 г. Что-то около $300 000 за 1 га, я бы сказал, по цене выше рыночной.

— Соседство со зданием правительства области вам как-то помогает?

— Оно здесь появилось лет пять назад. А мы начали строительство с 2000 г. Площадка была подтопляемой, фактически неликвидной. На старой карте видно, что через участок проходили ручьи. И мы ее поднимали на высоту от 3 до 6 м.

— А зачем было покупать неликвидную площадку по цене выше рыночной?

— На тот момент других, с моей точки зрения удобных, не было. Мне нужна была большая площадка (здесь около 90 га), она должна была примыкать к МКАД и находиться между аэропортами. Все эти вопросы решались здесь, и то, что ее надо было подсыпать, меня не очень волновало. Но сыпать пришлось много. Кроме того, все здесь построено на свайном основании. Под каждую колонну забивалось до 25 свай.

— В черте Москвы какие-то проекты у вас есть?

— Нет.

— Дом вашего имени построили — и все?

— И все.

— Почему?

— Мы с этим домом накувыркались. Выкуп доли города, разрешение такое, другое — я сейчас уж не помню. У меня аллергия на это появилась, и мы ушли работать в область. Нормально работали, Громов Борис Всеволодович сильно нас поддерживал. Когда сменилось правительство в Москве, нас пригласили — лично Сергей Семенович Собянин меня приглашал, мы с ним общались очень тепло, он сказал, что готов к сотрудничеству. На что я ответил, что сейчас занят Владивостоком, поэтому брать новые площадки было бы с моей стороны легкомысленно. Могу не справиться.

— После Владивостока не хочется еще где-нибудь развернуться?

— Вот здесь.

— То есть хватает масштаба. А зачем вы предлагали космодром построить (космодром «Восточный» в Амурской области)?

— У нас осталась техника — 400 единиц, одних только башенных кранов штук 20 на стройке. Подъемников штук 40, 300 000 кв. м строительных лесов и т. д. И людей было на тот момент 14 000 человек, ИТР мощный, он и сейчас есть, и контрольно-ревизионное управление. Люди все меня теребили: «А что мы дальше будем делать?» Так как приезжали большие начальники (на стройку на о. Русский. — «Ведомости»), я сказал, что мы сейчас как Красная армия в мае 1945-го: имеем высокую боеготовность, можем взяться за что-то другое — например, принять участие в строительстве инфраструктуры космодрома. Наверху нас все поддержали. Соответствующий документ долго крутился, пошел куда-то вниз, дошел до непосредственных исполнителей, и там нам ответили: когда вы будете нужны, мы вас пригласим.

— А что вам еще предложили построить?

— Пока ничего. И хорошо. Сейчас количество людей тает — 5000 человек на этот момент, и каждый месяц мы будем выводить по 1500 человек. Технику — что-то продадим, что-то привезем сюда. Так тихо все закончится.

— Армию распустили.

— Да, распускаем армию Приморского края.

— И какие дальнейшие планы?

— Мы будем у МКАД еще два торговых центра Vegas строить — в Кунцеве и в «Крокус сити». И два ТЦ «Твой дом»: один — на Новой Риге, другой — на пересечении МКАД и Осташковского шоссе. У нас еще есть поселок, 300 с лишним гектаров.

— Сами реализуете?

— Да. Потому что к публике есть особые требования. Нельзя допускать, чтобы появились случайные люди. А риэлторы всех подряд приводят.

— Людей по какому признаку выбираете — знакомые, друзья?

— По признаку «нормальный человек».

— И что оно значит?

— Либо мы человека знаем, либо его знают те, кто уже купил дом, либо начинается переговорный процесс, и в процессе легко выяснить, что собой представляет человек. Когда он долго возражает против того, что мы говорим, этот человек нам не нужен. Например, нельзя быть с собакой. Собаки могут быть только декоративные, маленькие. Мы не хотим больших собак. Если человек возмущается — извините, ищите другой поселок. Или есть люди, которые настаивают на дополнительном доме для охраны. Все — идите в другой поселок.

— Кроме недвижимости ничем не хотите еще заняться? Для души?

— А я люблю строительство. Это для души. Для меня это не в тягость.

— На какие кроме моральных дивиденды от работы на правительство вы рассчитываете? Вы сможете, если вам понадобится поддержка, позвонить и сказать: я вам сделал, помогите?

— Я в жизни ни у кого помощи не просил. Тем более какие у меня могут быть проблемы? Представьте себе: в большом доме есть хороший водопроводчик или электрик — с ним же никто не будет ругаться, портить отношения. Я сейчас в этой роли.

Мне недавно на канале «Дождь» задали вопрос: «У каждого большого бизнесмена есть мостик в правительство. Кто ваш человек?» Я могу позвонить — и это правда — в любую приемную, созвониться с любым министром. Меня знают, я всех знаю, и ко мне относятся, надо сказать, уважительно. И правоохранительные органы, и все большие начальники. Будет нескромно, но я скажу: это заслуженно. Все, что я построил, построено на болотах. Мой поселок построен просто в помойке. Я выгребал там мусор, ржавые автомобили. Когда строили первый «Твой дом» на пересечении МКАД и Каширки, откачивали вонючий водоем, облагораживали. Ни одного приватизированного объекта, ничего не куплено, ничего не украдено — все это видят, все знают.




  • 1
а я думал они там парковку строят..
будет что поснимать кроме сити... :)))





ага..
сити тож красив.
а есть Меркурий крупно? (тот что рыжий)

(Deleted comment)
а я их не различаю
думал про рыжую картинку речь :))
не, его отдельно нет
а та ,что в посте, 900 всего

понял..
тебе еще можно и сити снимать )) до 2015 года (пока эт они там первый небоскреб построят)
p.s. иногда лучше прочесть о том, что снимаешь (бывает полезно)

иногда - лучше
но не в случае с сити - все равно скопом стоит и кто из них кто мне глубоко безразлично.. ;))

угу..
я например тож всех не знаю.. если чего можно на википедии посмотреть, праильно?

  • 1